Зоран яковлевич казань знакомства

Знакомства в городе канске

зоран яковлевич казань знакомства

Казань, моб.тел +, проживающая по а читать дальше zoran @esbidsofab.tk . Знакомится на сайте знакомств, представляется тренером по боксу, Не арендуйте квартиру у Ткачук Анатолия Яковлевича, Москва. знакомство с частями суток картинки, белгород знакомства мужчины, муж секс знакомства бесплатно реальные, зоран яковлевич казань знакомства. После знакомства тренер сказал, чтобы на следующий учебный год он видел меня Огромное спасибо я бы хотел сказать Геннадию Яковлевичу который тогда ещё тренировал Зоран Гайич. Мне довелось поработать с . с вратарем казанского "Ак Барса" Владиславом Подъяпольским.

Поездку оплачивали наши родители. Даже тем ребятам, у кого не было возможности поехать туда за свой счёт, помогали, договаривались. В Иркутске соревновались команды из Сибири и Дальнего Востока. Но это было, пожалуй, исключением из правил. В основном, мы играли в Кемерове. Тогда, вместе со мной, из Кемерова в Белгород отправился ещё один парень — Пётр Арышев. На любительском уровне мама играла в волейбол в институте, а отец занимался тяжёлой атлетикой.

Вообще я не могу сказать, что мои родители были сильно близки спорту. К сожалению, год назад мамы не стало, что стало для моей семьи большой потерей. Она всегда следила за моими выступлениями, читала отзывы в интернете, посещала различные форумы. Её можно понять, ребёнок тринадцати лет, один, в другой город. Отец более легко к этому отнёсся. Но, в итоге, сказали: Там же была и школа, рядом спортивный зал. Мне было непросто в плане учёбы, так как школа была с математическим уклоном.

Хотя точные науки я люблю больше, чем гуманитарные, математика мне там давалась тяжело. Это были уже практические разговорные навыки, которые я приобрёл во время международных соревнований. К тому же, в каждой команде есть иностранцы, с которыми я тоже общался на английском языке. Огромное спасибо я бы хотел сказать Геннадию Яковлевичу Шипулину, который тоже заменял нам папу и маму. Он — настоящий фанат волейбола. Взял на себя обязательства перед нашими родителями следить за нами.

Вокруг команды он смог собрать хороший коллектив тренеров, воспитателей, которые смотрели за нами, помогали в решении различных вопросов. Всего в нашей команде было 14 человек. Кто прошёл — тот продолжает сейчас играть на хорошем уровне. Я бы хотел отметить белгородскую школу волейбола, которая на тот момент, я думаю, была лучшей в России.

Прекрасная база, постоянные сборы на море, никаких проблем с инвентарём, тренировочное время не ограничено, своя гостиница, свой спортивный зал, бассейн. Много ещё можно перечислять. Зовут мою супругу Аня. Она занималась волейболом в детской спортивной школе. С профессиональным спортом решила себя не связывать. Наверное, потому что не хватало физических данных, прежде всего — роста. Но, в целом, со спортом она связана. Какие победы в своей жизни ты считаешь самыми значимыми?

Поэтому сразу отмечу Всемирные юношеские игры года, которые проходили в Москве. В году мы стали чемпионами Европы среди молодёжных команд. В году в составе сборной России мы выиграли Универсиаду. Когда играешь за свою страну — это совсем другой уровень. Такие соревнования более значимы. Все внесли свою лепту в моё развитие.

Наверное, выделю Блеха, который мне показал путь в профессиональный волейбол, а также отмечу Шипулина, который сформировал меня как профессионального игрока. Но я бы хотел назвать всех, хотя бы по фамилиям: В четвертьфинале у нас была тяжёлая игра со сборной Канады. Мы проигрывали по партиям 0: Борис Николаевич Колчин не стал паниковать, спокойно объяснял каждому, что нужно делать.

В финале нас ожидала игра с бразильцами, с которыми никогда не бывает легко. Хоть мы и выиграли 3: Также очевидно, что была категория игроков, по которым тренерский штаб не до конца определился, нужно было посмотреть их, проверить. На чемпионате мира огромное количество матчей, поэтому все игроки должны быть взаимозаменяемы. На одной семёрке турнир пройти нереально. Что вы об этом думаете? Волейбол выпадает из информационного пространства — футбола, хоккея и баскетбола в нем намного.

Они на два шага впереди, нам нужно догонять, развиваться в этом направлении. Нас должно быть больше на телевидении и в интернете. В последние годы играли в линзах? У меня небольшой минус, поэтому играть это не мешало. А в повседневной жизни комфортнее в очках — и за рулем, и если что-то смотреть по ТВ.

Эти слухи сильно преувеличены. На самом деле я уже влился в коллектив, были ребята, которые играли, я не первооткрыватель. На сборах рубились команда на команду. Это баловство, способ выплеснуть эмоции, немного отвлечься. Опять-таки какое-то сплочение коллектива, командное взаимодействие. Многие ребята хорошо умеют играть. Самое главное — не злоупотреблять. Полчаса-час можно было поиграть. Сейчас уже не играю.

Им было комфортно в Казани. Конечно, Жора Грозер — добрейшей души человек с большим сердцем. Он влюбился в Россию и в ее людей. Признавался, что чувствует себя в России, как дома, хотя родом из Венгрии, а большую часть жизни провел в Германии. В свое время Саня Богомолов был душой команды. Такие люди обязательно нужны в коллективе, они создают позитивную атмосферу. В итоге остались очень довольны. Отличный город, один из красивейших, в которых я бывал. Встретились там с Георгом Грозером и Драганом Травицей, вместе посмотрели футбол — поболели за нашу сборную в матче чемпионата мира с Египтом.

Надо было отметить характер наших футболистов, но какими-то другими наградами. Если какой-то большой и интересный матч — с удовольствием смотрю. Это невероятно, энергетика просто сумасшедшая! Раньше я не был большим любителем путешествий. Наверное, за сезон уставал от перелетов и переездов, тем более в самолётах не сплю. Сейчас есть интерес, тем более в большинстве городов, в которых бывал во время карьеры, толком ничего посмотреть не успевал.

Нас с Тарасом Хтеем и Александром Богомоловым в прошлом году пригласили туда в гости и там была насыщенная программа. Были на радио, встречались с ветеранами волейбола, давали мастер-классы для молодежи. Ну и, конечно, нарыбачились от души. Может быть, на следующий год получится. Хочется пройтись по местам, где прошло детство. Наш друг семьи даже небольшой волейбольный музейчик там организовал в технологической академии. Можно будет пополнить какими-то экспонатами.

Мы жили в Фергане до года. Тогда большая часть города была русскоязычной, но неожиданно всплыл национальный вопрос, начались конфликты. К счастью, никто из родных не пострадал, но пришлось уезжать. Отец выбирал между Ростовом, Санкт-Петербургом и Белгородом. Шипулин его убедил ехать в Белгород, который стал для нас вторым домом.

Раньше он занимался легкой атлетикой, но получил травму позвоночника. Тем не менее, сумел найти в себе силы, чтобы вернуться к полноценной жизни. Он занимает активную социальную позицию, выполняет общественные работы и продолжает заниматься спортом — пулевой стрельбой. Он должен был поехать на Паралимпиаду в Рио, если бы сборную не отстранили. На альтернативных играх в Новогорске занял первое место, отстрелял лучше, чем чемпион Рио. У меня Андрей вызывает огромное уважение, беру с него пример.

Как бы тяжело не было, всегда есть выход. С какими вопросами обращаются? И чаще всего это проблемы, которые нужно решать сиюсекундно. Но, оказавшись в рядах депутатов я понял, что у них нет таких больших возможностей, как. Чтобы найти финансирование на что-то, нужно писать запросы, ждать их утверждения и так далее. Я знаю многих молодых депутатов, которые помогают людям из личного кармана.

Это говорит о человечности и о том, что люди не могут закрыть глаза на какие-то проблемы. Конечно, невозможно всем таким образом оказывать помощь, но бывает, что приходиться и так решать вопросы. Люди все разные, но я не сторонник выбивания долгов. Всё на совести человека.

Я привык доверять людям — а как по-другому? Всё это в открытом доступе. Кто-то это нормально воспринимает, кто-то считает, что раз депутат, то сто процентов ворюга.

Я ничего не украл, всё заработал своим трудом, как и супруга. Но есть общественная работа, которую нужно делать. Стать политиком и попасть, скажем, в Госдуму никогда не было моей целью, но я подумал, что в качестве депутата смогу поспособствовать развитию спорта конкретно у нас в регионе, смогу помогать людям. А от большой политики я далек, меня в нее и не тянет. Я горд, что нашу страну уважают и, возможно, даже побаиваются.

Понятно, что у нас много внутренних сложностей. В такой большой стране, как наша, одним движением руки всё не изменить. Президент не может решать каждый вопрос и проконтролировать решение всех проблем, всё в любом случае зависит от людей на местах, от их квалификации и порядочности.

В конечном счете всё зачастую решает человеческий фактор. Конечно, хотелось бы, чтобы в один миг вся коррупция исчезла, всё стало прозрачно и честно. Будем надеяться, что так и произойдёт. В любом случае есть положительные сдвиги.

зоран яковлевич казань знакомства

Мне кажется, что мы живём лучше, чем раньше. Города благоустроены, молодежи есть чем заняться. В е везде были группировки, шпана. Мы спортсмены были в меньшей степени этому подвержены, но у меня есть друзья и знакомые, которые попадали в передряги и не всё кончалось хорошо. Сейчас люди не бояться выходить на улицу.

Понятно, что есть категория людей, которая обязательно найдёт во всем плохое, так называемая диванная армия вечно всем недовольных. Может быть, после Сочи была определенная зависть, что в условиях санкций мы провели такую Олимпиаду. Конечно, обидно, что страдают многие российские спортсмены. У нас дисквалифицированы отдельные сборные и целая паралимпийская команда.

Надеюсь, новому министру Павлу Колобкову удастся решить эту проблему. Посидев еще немного, Николай с Шурой вышли на крыльцо подышать воздухом. Ночное небо было густым и близким, вычищенные звезды, не прячась, в привычном своем порядке сгрудились на темной вогнутой сфере. Казалось, будто огромное стадо светящихся мотыльков ждет своей очереди, чтобы, прочертив короткую дугу, упасть на землю.

Со стороны близкой Лены наносило речной свежестью, и Николай, вспомнив прогноз Гордеева, сказал, что по всему видно: Неожиданно Шуру начал бить озноб. Полуобняв, он прикрыл ее пиджаком, и Шура, внезапно повернув лицо, потянулась к нему губами. Николай удивился ее вопросу и тому, как легко согласилась она идти в баню, где действительно было тепло и все еще пахло березовыми вениками.

У Шуры от первого брака уже был сын — Юра. Позже она призналась, что трусила, как бы он, узнав об этом, не отказался встречаться с нею, а когда узнавала, что летит с ним, почему-то всегда вспоминала баню, запах веников, его губы.

Все меню знаешь заранее. Стандартное служебное ухаживание, после полета обязательное приглашение в ресторан. И Порогов любил летать с нею. Когда она появлялась в самолете, у него возникало удивительное, такое непривычное среди чехлов, заглушек, запаха керосина, казенной краски чувство семейного уюта. Николаю нравилось, что она умела держать экипаж от себя на положенной дистанции. Уж кто-кто, а он-то знал своих коллег, дай им пальчик — откусят руку, а за Шурой среди аэропортовских мужиков шла настоящая охота.

Не только холостяки, которым делать это полагалось, но и женатики приударяли за. Некоторые готовы были бросить даже семьи. Но Романова держалась стойко, обжигала своими огромными черными глазищами и с шутками-прибаутками отшивала своих многочисленных ухажеров.

Особенно злился Николай, когда видел с нею Полищука. Порогов знал, что она благосклонно принимает его ухаживания, терпел, но все же иногда срывался. Будь твоя воля, ты бы меня вообще посадил под замок. Вернувшись в город, Порогов узнал, что его посылают переучиваться на другой самолет. Шура обрадовалась и сказала, что свадьбу они сыграют сразу же после его возвращения.

Возьмешь, а потом намучаешься. Даже не знаю, как от них отделаться. Гром грянул среди ясного неба. Уже в Ульяновске он узнал, что Полищука командировали на два года в Анголу. Вместе с ним уехала Шура. Позже, встретившись, она пытаясь объяснить, почему приняла такое решение, и, пряча глаза, сказала: Если говорить честно, ты сам во многом виноват, что так случилось.

Николай тяжело переживал разрыв с Шурой и, можно сказать, со злости женился на лаборантке из конструкторского бюро авиазавода Лизе Ивановой, у которой тоже был ребенок.

Она была красивой, но взбалмошной женщиной. На этой почве они частенько ругались, выручало то, что он часто бывал в рейсах, а не дома. Но Порогов считал, что со временем все уляжется, и у него, как и у всех, будет нормальная семья. Неожиданно для многих повторное голосование Полищук проиграл.

За него было подано семьдесят пять голосов. За Николая больше двухсот. Но все понимали, что в избирательной гонке сделан только первый шаг. Теперь Николаю предстояло сойтись в предвыборной борьбе с двенадцатью довольно известными в городе людьми. Полищук особо не помогал, но и не мешал Николаю. А вот Шура помогала искренне, заказывала в типографии листовки, составляла списки влиятельных людей, с кем надо было обязательно Николаю встретиться. Однако самым заинтересованным помощником был ее сын Юра.

Для расклейки листовок и плакатов он организовал своих друзей-студентов. Снова, как и в прежние времена, квартира Николая стала напоминать уже не футбольный, а предвыборный штаб. Порогов и сам удивился, сколько у него добровольных помощников. За него болели водители автобусов, троллейбусники, учителя и врачи. Когда прошло голосование и Николаю сообщили о победе, он не знал, радоваться ему или печалиться. Но дело было сделано, и он уже был не вправе дать задний ход.

Взяв Лизу и сына, Николай вынужден был переехать в Москву. У каждого дела есть обратная сторона медали. Когда все идет хорошо, то и другие дела как бы подтягиваются и, не мешая друг другу, встраиваются в общий ряд, но когда рвется основа, то все валится и падает на тебя.

зоран яковлевич казань знакомства

Что, ты предлагаешь мне, как и прежде, стоять в очередях за колбасой и давиться из-за всего, вплоть до туалетной бумаги?! И высматривать, когда мой суженый-ряженый домой явится.

Ты меня не на помойке нашел! А через пару месяцев выкинула фортель, ушла от него к преуспевающему бизнесмену, к которому ее сам Николай после переезда в Москву устраивал на работу. Уход ее он воспринял философски: Ну ушла, не стреляться же? Он попытался успокоить себя словами известной песни, что без радости была любовь и разлука будет, видно, без печали. В том, что Лиза ушла, была и его вина. Раз ушла, значит, виновен, но только не мог понять, в. А разбираться, копаться в себе не хотелось.

Вот приемного сына ему было жаль, тот буквально разрывался между бывшими родителями. Но Лиза делала все, чтобы они встречались как можно реже. После разговора с Полищуком, когда стало ясно, что в Иркутске ему делать нечего, и чтобы не видеть сочувствующие, а порою и злорадствующие взгляды, Николай улетел в Москву. Там он встретил донского казака и поэта Ивана Гецко, с которым подружился во время двухнедельной осады Белого дома. Поговорив немного о новом для них житье-бытье, тот предложил ему уехать на войну в далекую Боснию.

Если наступил конец света, то лучше всего встретить его с оружием в руках. Николай понимал, что едет не на курорт, в Боснии шла жестокая и кровавая гражданская война. Чтобы попасть в Югославию, они оформились корреспондентами одной московской газеты и, взяв командировку, улетели в Молдавию, оттуда в Румынию и далее на попутных машинах добрались до Сербии. А там найти русских добровольцев уже не составляло труда. Вот уж действительно прав был эмигрант, усомнившийся в том, что Дунай голубой.

Ему своими глазами довелось увидеть в деле новый мировой порядок, который, пожирая людские судьбы, города и селения, превратил Дунай в кровавый поток, и все это грозило приплыть в Россию.

После контузии Порогов вынужден был вернуться в Москву. И неожиданно ему предложили работу, бывший коллега-депутат взял к себе помощником в Комитет по спорту. Здесь Порогов познакомился с кумирами своей молодости, прославленными футболистами и хоккеистами, которые, как и он, тоже не могли найти себя в этом неуправляемом, безжалостном российском хаосе, где все прежние ценности и представления о месте в жизни были перевернуты и все было подчинено добыванию зеленых бумажек с портретами американских президентов.

Иногда Николая вместе со знаменитыми спортсменами приглашали на товарищеские игры с журналистами, депутатами, бизнесменами, после которых обычно устраивался благотворительный ужин. Это было единственным, что напоминало и возвращало его в прошлую жизнь, где можно вспомнить, а чаще всего помянуть Льва Яшина, Эдуарда Стрельцова, Всеволода Боброва.

Как это и водится у солидных людей, Порогов написал о себе короткую справку и при случае оставлял ее в знакомых и незнакомых кабинетах. Тогда Порогов изменил тактику: О том, что он был депутатом расстрелянного парламента, старался не говорить. Однажды ему посоветовали зайти к избранному по пар-тайному списку депутатом режиссеру московского театра Василию Сергеевичу Гавриленко, который должен был возглавить думский спорт и которому Николай, будучи сам депутатом, помогал при разделе труппы.

У режиссера, по слухам, была вакансия. Порогов пришел, напомнил о себе и для большей убедительности выложил на стол свою справку. Там, между прочим, было, что он в свое время занимался теми же делами, которыми должен был заниматься в Думе режиссер — законотворчеством в области спорта. Более того, за ним числился законопроект о поддержке детского и юношеского спорта в России.

Кроме того, Николай написал, что может быть полезен в работе комитета как человек, имеющий литературную практику и выпустивший несколько книг. Выслушав его, режиссер сказал, чтобы он пришел через неделю. Николай уже знал, если берут, то делают это. Подумалось, что, возможно, режиссер хотел навести о нем необходимые дополнительные справки.

Оттяжка расстроила Николая, в те дни шло формирование нового аппарата, и по коридорам бродили многочисленные конкуренты, в том числе его бывшие сотрудники. Они тоже не дремали, использовали свои связи и знакомства. А заодно проводили против возможных соперников контрагитацию. Зная московские нравы, он понимал, что церемониться они не. Через неделю Порогов пришел на прием к Гавриленко. Как сообщила секретарша, Василий Сергеевич беседует с корреспондентом телевидения. Наконец-то дверь распахнулась, и из кабинета выплыла знакомая журналистка Лолита Цой.

Увидев Николая, она мило улыбнулась и, цокая каблучками, выпорхнула из приемной.

зоран яковлевич казань знакомства

Режиссер встретил его усталой, но деловой улыбкой, еще раз полистал представленные документы и неожиданно сказал, что очень сожалеет, но вакантное место занято.

Так сказать, поработать на перспективу. Кроме того, у отдела кадров к вам появились некоторые вопросы. Про вашу позицию во время октябрьских событий говорить не будем. Всем участникам тех событий была амнистия. Но у вас в трудовой есть запись: Непонятно, где и чем вы занимались? И я ничего сделать для вас не могу. Но зато есть возможность заняться творчеством. Пишите корреспонденции, мы их будем читать.

Что ж, в данном случае роли их поменялись, и хозяином положения был режиссер. А он-то знал законы жанра: Выходя из кабинета режиссера, Николай позавидовал Лолите Цой.

На этой ярмарке тележурналистка имела гораздо большую цену, чем все бывшие народные депутаты, вместе взятые. Кроме симпатичной мордашки, у нее было еще одно несомненное достоинство: А перед такими все без исключения депутаты делают стойку. Все в жизни условно. Было бы неплохо прийти к нему, скажем, от канала НТВ.

Приехав домой после встречи с режиссером, Николай увидел поджидавших его подростков. Настроение было не ахти, но он переоделся и пошел с ними в собачий парк. Это было все равно лучше, чем смотреть в телевизор и про себя продолжать ругаться и возражать мелькающим на экране политикам и режиссерам, которые угробили страну. На этот раз в их тесную и сыгранную команду влились новички, гуляющие по парку мать с сыном.

Николай уже не в первый раз видел их. Более того, лицо ее было ему знакомо, и он думал, что, возможно, встречал ее в соседнем подъезде, когда собирал подписи под требованием не рыть во дворе котлован под гараж. Молоденькая и, как это принято говорить, продвинутая мамаша приезжала в парк на иномарке.

Сайт знакомства в красноярске

Оставив машину на площадке, доставала ракетки и пыталась обучить сына игре в бадминтон. Их можно было принять за брата с сестрой: Она старалась быть веселой и энергичной, мальчишка же вяло отмахивался ракеткой, то и дело останавливался и смотрел, как рядом азартно гоняют мяч сверстники.

Мамаша одергивала его, он, кривя рот, вяло огрызался, вся его тоненькая нескладная фигурка выражала протест, и чем-то в этот момент он напоминал вывезенного для дрессировок добермана.

Кому я сказала, не верти головой! В ответ Антон тоненько, по-щенячьи взвизгивал и, швырнув ракетку, демонстративно уходил к машине. Мальчишку Николай понимал, а вот молоденькую мамашу ему было жаль. В один из моментов, когда мяч улетел в сторону иномарки, Порогов попросил мальчишку вернуть его на площадку.

Антон сделал это с превеликой охотой, схватил мяч руками и, подбросив его перед собой ногой, так как это делают вратари, довольно точно вернул мяч на площадку. Классные вратари нам нужны.

зоран яковлевич казань знакомства

Глаза у мальчишки радостно сверкнули, он оглянулся на мамашу. Его состояние Порогов угадал точно: Футбол вырабатывает коллективное чувство. Если согласны, то сделаем так: Корнет Оболенский случаем не ваш дед? В игре они использовали хоккейные ворота, и Антон попросился быть вратарем.

Ему охотно пошли навстречу: Пожалуй, самым непосредственным человеком на поле была мамаша Антона. Она искренне радовалась, когда ей удавалось попасть по мячу, бурно выражала свой восторг, если мяч отбивал Антон.

Конечно, Николай погорячился, подобрав себе состоящую в основном из девчонок команду. Писку, гаму и шуму было на весь парк, а вот толку от этого было мало. Приходилось пахать за. Но в этот вечер у него получалось все: И вдруг услышал крик Антона. Поначалу подумал, что его это не касается, что этот крик предназначен кому-то иному. Увертываясь от поставленных ног, укрывая мяч корпусом, он вел мяч к воротам; после ложного замаха сопровождающий его защитник сел на попу, и перед ним открылся свободный коридор, он увидел дернувшегося навстречу Антона.

От неожиданности Николай приостановился, стал искать глазами старика, но тут же до него дошло, что он и есть тот самый старик, которого надо любой ценой задержать. Поначалу это открытие огорчило, но, осмыслив, Николай немного успокоился. Значит, не так все плохо, как ему показалось, значит, его, как сильного игрока, боятся. Он не стал бить по воротам, ушел чуть в сторону к лицевой линии, увел за собой кричащего Антона и мягкой подсечкой перебросил мяч на одиннадцатиметровую отметку, куда набегала его азартная мамаша.

Она, как заправский форвард, со всего маху боднула мяч головой и он, как шар в лузу, залетел в маленькие хоккейные ворота. Она благодарно посмотрела на него, затем кончиками пальцев начала ощупывать лоб. Но это не спортивная передача. Представляете, если я появлюсь с синяком под глазом.

Неподалеку, метрах в пятидесяти от площадки, где они играли в футбол, за кустарником располагался реабилитационный центр. Там в кабинете врача он видел холодильник.

Порогов перебежал дорогу, открыл дверь. Навстречу ему поднялся знакомый охранник, который знал Николая в основном не как футболиста, а как пильщика деревьев.

Совсем недавно, после бури в парке повалило много старых дубов.

Владимир Валентинович «Заслуженный учитель Республики Татарстан» - Конкурс

Пара из них упала рядом с центром и загородила дорогу, по которой можно было проехать в парк. Рабочих не хватало, и Николай вызвался помочь. Работа Николая дирекции реабилитационного центра понравилась, и после игры он частенько заходил к ним и за небольшую плату пилил на чурки свезенные во двор после бури деревья. Порогов объяснил охраннику, что срочно нужен лед.

Тот на секунду задумался, и тогда Николай, чтобы охранник соображал побыстрее, пообещал угостить его пивом. Как всегда, это подействовало. Охранник ушел в соседнюю комнату и принес кусочки льда. Вы что, профессиональный футболист? Все отвыкнуть не могу. У Николая появилось ощущение, будто его застали за чем-то неприличным. Николай вспомнил крик Антона и усмехнулся про. Нет, это похлеще, чем напоминание заглядывать в паспорт.

Этот разговор о плате сейчас и здесь был ему неприятен. Он уже знаком с этой московской прагматичностью — вести разговор только по делу и с обязательной выгодой: Конечно, поставь он себе такую цель, мог бы, наверное, зарабатывать на жизнь ногами. После школы Николая приглашали играть в профессиональную команду. Но он тогда выбрал летное училище. И никогда не жалел, что стал профессиональным летчиком, а не футболистом. Час аренды стоит двадцать пять долларов. И я готова платить, чтобы мой сын занимался теннисом, волейболом, футболом, карате, а не рос как сорная трава.

Но с ним всюду одни проблемы. В одном месте обижают, в другом смеются. Вы же занимаетесь с чужими детьми. Вот я и решила узнать: Я удивилась — сюда приходят даже девочки. Антон так рвался к. По себе знаю, когда они вырастут, то будут не раз вспоминать эти дворовые игры.

Впрочем, мы не только в футбол играем. Вон там за двором реабилитационного центра, среди деревьев есть спортплощадка. От прежних времен там сохранились металлическая шведская стенка, гимнастический конь, брусья, турник. Мы с ребятами вкопали там столбы, принесли старые автомобильные покрышки. На них отрабатываем удары по карате. Мы с удовольствием примем ваше приглашение. Он не мог ни разу подтянуться.

Сейчас спокойно подтягивается десять. Насколько его хватит, пусть занимается с нами. Условия таковы, что на своего собственного ребенка нет времени. В субботу мы постараемся приехать. Вы уж не начинайте без. Тишину собачьего парка расколол звук церковного колокола. Сквозь не набравшие еще листву дубы он совсем без усилий легко проник в самые отдаленные уголки собачьего парка, заставил прислушаться к себе и как бы вывел гуляющих, бегающих по дорожкам людей из привычного, заданного неизвестно когда и кем состояния.

Но его тут же накрыл шум проходящей неподалеку автомобильной дороги. Выждав минуту, колокол вновь подал свой голос и, словно расчистив для себя небесную поляну и предупредив всех ее обитателей, что настало его время, неторопливо, громко и настойчиво стал расставлять по парку, над деревьями, по голубому весеннему небу свои невидимые, но ощутимые звуковые вешки.

За годы, проведенные вдали от Иркутска, как он ни старался, так и не смог привыкнуть к Москве, к людям, хотя и пытался жить по принятым здесь правилам и законам. Возможно, виной всему действительно был его возраст?

Был бы помоложе, наверное, быстрее бы прирос, приспособился к этому огромному и непривычному для себя городу и побежал вместе со всеми в общей толпе. Но дело было в том, что своего возраста Николай просто не замечал. Да, осенью по паспорту он должен был отметить свое пятидесятилетие. Что и говорить, солидная дата, возможно, даже рубеж. Но что изменится в нем после его прохождения? Зачем грубо и прямо напоминать, что надо заглядывать в паспорт?

Даже если за это придется платить высокую цену. Порогов хорошо помнил, как давным-давно в автобусе к нему обратился подросток и впервые назвал дядей.

После его стали называть мужчиной. Ну и что из того? Душой-то он по-прежнему считал себя молодым и полным сил. Мять боками диван и протирать глазами телевизор — нет, это было не для. Да и что там увидишь — одни знакомые лица. Он их и так вдоволь насмотрелся в Думе. Опять о чем-то скрипит похожая на нерпу Хакамада, почти всегда рядом с нагловатой и всезнающей улыбкой что-то вещает Немцов.

Николай его хорошо запомнил по Первому съезду в девяностом году. Тогда тот выходил к микрофону в кроссовках, теперь же в одной телепередаче сознался, что он человек небедный. Видно, хорошо поработал за последние годы. Но больше всего Николая злило, когда видел в телеящике изрекающего плоские афоризмы доморощенного кандидата в Пиночеты.

Но всем было ясно: Россия не Латинская Америка и военные что-то вроде крепостных крестьян, которых, как стадо, вначале пригнали к Белому дому, а потом загнали в Чечню.

Конкуренцию, хотя бы словесную, ему пытался составить политический эквилибрист и бизнесмен Владимир Жириновский. В зависимости от обстоятельств его можно было увидеть рядом то с Джохаром Дудаевым, то с порнозвездой Чиччолиной.

Сергей Тетюхин: «Учусь играть в хоккей – мечтал об этом с детства».

Казалось, этот политический бизнесмен поставил перед собой цель заполнить любую свободную щель на телеэкране. Смотреть и выискивать обнадеживающие новости было бесполезно. Казалось, все хорошие новости остались в прошлом. Когда под комментарии новоявленных политиков и журналистов начинали показывать новую кавказскую войну, Николай выключал телевизор; ему начинало казаться, что из таинственной тьмы, уже не черногорских, а российских лесов полз сонм чудовищ.

Под какофонию орудийных выстрелов и споров об этой войне шло разграбление России — лучшего способа отвлечения общественного внимания трудно было придумать. Не желая принимать участия в политических игрищах, Николай стал заниматься тем, к чему у него всегда лежала душа — играть с ребятами в футбол.

С ними ему всегда было просто и легко, не надо притворяться, не надо вести прагматические разговоры. Где бы Николай ни жил, везде он собирал футбольную команду. Так произошло и здесь, в Москве. Как-то возвращаясь после работы домой, он увидел в подъезде курящих подростков. Ребята были все ему знакомы. Он хорошо знал их родителей и со многими работал вместе еще в Верховном Совете. Родители разрабатывали законы для всей страны, а в это время их собственные дети шлялись по подъездам.

Картина, увы, знакомая и привычная. Николай вынес футбольный мяч и попросил ребят принести насос с иглой. Когда мяч был накачан, он пригласил ребят поиграть с ним в футбол. Площадку нашли во дворе между многоэтажками. Убрали камни и кирпичи, наметили теми же кирпичами ворота. И с того времени каждый вечер выходил он во двор и гонял с ребятами мяч.

Со стороны это выглядело, наверное, довольно забавно: Но вскоре им запретили появляться на той площадке. Префектура решила построить между домами подземные гаражи, и площадку огородили металлической сеткой. Николай попросил устроителей показать документы, подтверждающие право на строительство.

Тогда Николай выставил пикет, написав на плакате, что у детей отнимают последнюю радость. Николая запихали в машину и принялись мять бока. И только узнав, что он работник Думы, выпихнули из машины, пообещав в следующий раз переломать ноги.